Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Дзержинское
03 декабря, пт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Дзержинское
03 декабря, пт

Тоша

26 октября 2021
11

– Посмотри на нас! – встречает меня, вернувшегося с работы, Лариса. На руках у неё собака, которую я, кажется, на днях случайно заметил, проходя мимо соседнего подъезда нашего дома – какая-то небольшая, лохматая, грязная и припадает на одну лапу. Бедолага – отметил про себя.

– Ну, что молчишь? – слышу вопрос.

Существо, лежавшее на руках жены, было чисто, опрятно… и мило. Оно смотрело на меня с явным любопытством и, как мне показалось, её мордочка выражала добрую улыбку, видимо, тоже в ожидании моей реакции. Я – пленён…

– Ну, что молчишь, – повторяет вопрос Лариса.

– Как назовём?

– Тошей.

Ему, со слов соседки из третьего подъезда, примерно полгода.

– Тоша, иди к хозяину!

Пёсик у меня на руках. Гляжу: он задрал голову и смотрит на меня, «улыбаясь».

– У него немножко ножка повреждена, но это, наверное, пройдёт. Я его помыла в ванне, расчесала, покормила.

– Подстилку ему в коридорчике, наверное, сделаем?

– Конечно. Я уже всё приготовила. Ребята тоже рады собачке.

– Да, папа, нам очень понравился Тоша! – радостно подтверждают дети – Игорь и Наташа.

– Я тоже рад. Только, конечно, появятся обязанности ухаживать за собачкой.

– Мы будем заниматься им, – решительно заявляют ребята.

– Ну, гулять с ним придется, конечно, и вам.

Собака быстро привыкла к нам, как и мы к ней. Так у нас неожиданно появился новый член семьи. Ребята часто играли с ним дома, гуляли на улице. Жена обеспечивала ему «стол» и гигиену – чистоту лап после прогулок и периодическую капитальную помывку в ванной. Разумеется, ванну после этого тщательно мыли. После капитальной помывки Тоша помещался в гостиной комнате на диван.

– Это, наверное, ни к чему – собаку на диван?! – слегка возмущался я.

– Ничего. Пусть высохнет – на полу может продуть!

При этом разговоре Тоша смотрит на меня понимающим взглядом, слегка повиливая хвостом, и переворачивается на спину, демонстрируя признание своей зависимости и «уважения» к хозяину.

Тоша скоро окреп, хромота постепенно исчезла. Ростом оказался небольшим, примерно с таксу. В отличие от большинства собак почти не лаял. Наверное, года два с начала появления у нас мы не слышали его лая. Поэтому, однажды услышав со двора перед нашим подъездом его непродолжительный незлобный лай, даже возрадовались:

– Слышите?! У нашего Тошеньки голос прорезался! Теперь,при случае может постоять за себя.

Мы поначалу удивлялись этой его сдержанности, но потом оценили её во время совместных прогулок. Ходили с ним и в дальние путешествия: в лес, брали с собой на Столбы, тогда ещё официально это не запрещалось.

Ввиду своего довольно скромного размера и отсутствия склонности к лаю и проявлению агрессии наш друг опасности для окружающих не представлял. Поэтому иногда выпускали погулять его одного – глядишь, и подружку заведёт. Не все такие выходы были для него без драматических происшествий. Случалось – возвращался домой с печальным видом и слегка потрёпанным.

Однажды вечером, ближе к сумеркам, гуляю с ним на большой поляне недалеко от нашего дома. Мы одни. Довольно тихо. Но там же выгуливают своих собак жильцы из соседних домов. Поэтому, прогуливаясь и перебирая в своей памяти какие-то мысли и соображения по работе, иногда и интересные, время от времени поглядываю на нашего питомца. Вдруг слышу какой-то лёгкий шум. Глядь – мой Тоша вовсю прыть несётся с поляны в сторону нашего дома, а за ним во весь упор мчится здоровая овчарка. Бедный Тошка: ему даже не было времени углядеть, где его хозяин – так напугался «чудища». Ясно – Тоше несдобровать! Никаких вариантов! – кидаюсь наперерез овчарке, одновременно заметив хозяйку агрессора, что – то ей кричу. Не знаю, как это получилось, но, подбежав к уже готовой схватить свою жертву овчарке, я перегородил ей дорогу. Она на всём бегу остановилась передо мной и недоумённо взглянула на меня, явно озадаченная: – Откуда такой сумасшедший? Я, может быть, только поиграть с ним хотела…

Мы стояли рядом. Что интересно – мы встретились с ней взглядами. У неё взгляд был явно растерянный. В моём взгляде она, как я понимаю, увидела звериную ярость и решительность. Возможно, это её и остановило. Возможно, и проще – она не была злобной и поэтому не бросилась на меня. Мой друг, тем временем, к нашему с ним стыду, не остановился около меня, облаивая, хотя бы вежливо, обидчика, а, не убавляя набранную скорость и чуть ли не выскакивая из собственной шкуры, умчался в сторону дома. Хозяйка окликнула овчарку и та, немного постояв, направилась к ней. А может быть, Тоша был прав? Если бы он стал облаивать преследователя, развязка могла быть другая. Вот такой неординарный эпизод «подарил» мне наш любимец.

Но не надо думать, что приёмыш был трусом и не способным самостоятельно решать возникшие на его пути проблемы. Отнюдь – никоим образом! Вот пример его смелого и самостоятельного поступка.

Моя мать жила недалеко от нас и часто помогала нам с покупкой продуктов, а иногда и занималась готовкой. Однажды, с утра, она вытащила из холодильника замороженный мясной фарш, положила в миску и поставила оттаивать почему-то на пол, не подумав, что может ввести в большой соблазн Тошу. И пошла к себе домой. В доме осталась одна собака. А с Тошей их отношения были ровные – он принимал её за «свою», но не более того. Через несколько часов мать возвращается. Дома по-прежнему один четвероногий сторож встречает её у самого порога, ластится – трётся о ноги, помахивает хвостиком. Мать удивляется – такого никогда не было?

– Ты что, Тоша, скучаешь поди один? Скоро уж ребятишки вернутся из школы! С ними и поиграешь. А мне надо успеть котлеты изжарить, да хорошо бы и кашу сварить.

– Боже мой! Да где же фарш?! Неужели мыши столько смогли съесть?

Тоша молча вертится несколько в стороне…

Ах, это ты… Что ж теперь делать, разбойник?! Ох! Сколько мяса слопал зараз. Иди-ка гуляй! Объелся поди. Что с тебя теперь возьмёшь?!

Тоша быстро выбежал за дверь, не вполне осознавая свою вину.

К вечеру все дома. Мать повествует свою беду:

– Да, конечно, это я виновата – совсем забыла про собаку. Вот только одно пюре приготовила. Лариса успокаивает:

– Ладно, не переживайте – мясо ведь не пропало! Наш Тошенька от пуза наелся. Когда такое ещё выпадет?

Все с удовольствием поели пюре, мысленно отдавая должное и неприготовленным, но таким вкусным по памяти, бабиным котлетам. Тоша в разговоры не вмешивался и на всякий случай приютился у ног хозяйки дома – самой надёжной его защитницы.

Так как мы почти каждый год ездили во время отпуска к родителям Ларисы, Тоша тоже гостил с нами. Первые годы летали на самолёте, потом на автобусе. Ходили с ним и в лес за грибами, и на речку Усолку, и жил с нами по несколько дней на озере Маслеево.

Нельзя сказать, что в селе все были рады нашему визиту. Точнее все, безусловно, были рады, кроме кошки Мурки.

Собственно, Мурка ничего не имела против родственников хозяев. Но этот пёс – противный вражина, которого кличут – Тоша, Тошуля, чувствует себя здесь старшим среди… не людей. Вот оторву его лохматый хвост!

Действительно, когда Тоша бродил осторожно по огороду, чтобы не помять посадки, с любопытством обнюхивая их, Мурка подкрадывалась к нему и хватала за хвост. Имела ли она намерение оттяпать его остаётся загадкой, но укус, очевидно, был чувствителен – Тошка, взвизгнув, бросался, уже без всякой оглядки на насаждения, за кошкой, а та в избу под защиту хозяйки. Собаку, понятно, отгоняли от задиры. Покусанной жертве оставалось только, затаившись где-нибудь во дворе или в огороде, выжидать момента, когда обидчик выйдет из избы… Вот вышел… Хозяйки не видно – и Тоша бросается… Как повезёт: когда воздаст должное, а когда коварная благополучно смоется, вскарабкавшись на ближайший столб забора, или, ещё безопаснее – на чердак избы, и оттуда смотрит с ехидством на это лающее чудище. Этот, правда, почти не лает – только повизгивает. Всё равно противный. При этом иногда Мурка даже издаёт слабое рычание, по смыслу означающее: накось выкуси!

Последнему остаётся только от досады повизгивать. Ларисе, увидев такую сцену, приходилось успокаивать:

– Плюнь на неё! Успокойся, иди ко мне. В следующий раз оттреплешь.

После одной очередной поездки в село Лариса, посоветовавшись с родителями, решила оставить Тошу на время у них – пусть побольше насладится деревенским образом собачьей жизни. В ту пору Мурки уже не было, а мы должны были в городе заняться ремонтом квартиры, поэтому и нам, и собаке её присутствие было бы нежелательно.

Благополучно справившись с хлопотным делом, я уже было собрался ехать за собачкой, но родители попросили оставить её до наступления холодной погоды, мол, привыкли к нему, пусть ещё немного поживёт – ему здесь хорошо, дружит с соседними собаками.

Вот уже осень грозится передать эстафёту зиме – пора ехать в село… Подхожу к усадьбе и немного волнуюсь предстоящей встрече. Калитка, двери, порог:

– Здравствуйте! – уже на полу заканчиваю приветствие. При первых звуках моего голоса Тоша выскакивает из дальней комнаты, и мы барахтаемся на полу возле порога, выплёскивая, каждый по своему, свою радость! Тёща и тесть глядят на нас, улыбаются:

– Да, видно, здорово соскучились оба! А Тошка виду не подавал, что скучает. Да ему и некогда было – частенько с соседними собаками бегал. А спал у меня под кроватью, – сообщает тесть.

– В городе и Лариса с ребятами о нём тоскуют. Загостился!

Тоша всё время держался возле меня, видимо, опасаясь потерять. Назавтра мы вернулись домой, где опять повторилась бурная встреча.

Когда стали массово организовываться коллективные сады, мы тоже взяли для дачи шесть соток земли на границе с лесом. Для постройки изгороди, туалета и хибары-времянки я ходил в лес с топором, вырубая подходящие стволы осины. Уходил от участка подальше, чтобы не портить красоту окружающей природы и не давать другим дачникам неподобающего примера. Когда долго не возвращался, Лариса с Тошей отправлялись на поиски. Заходили в лес – меня не видно. Углублялись дальше – не видно и не слышно. Лариса подаёт мне сигналы, пытаясь докричаться. Тоша, чувствуя её беспокойство и не решаясь самостоятельно идти на поиски, начинает выть. В ответ на эту какофонию появляюсь я, волоча за собой пару стволов осин. Тоша, успокоившись – хозяин нашёлся, устремляется ко мне. Дружно возвращаемся на участок. После сооружения изгороди и туалета, выкопал глубокую яму-колодец для полива, и решил построить временное жилище. Дело в том, что как долго будем владеть участком, не знаем – у меня работа связана с частыми длительными командировками, и, понятно, это для содержания дачи не лучший вариант. Но времянку решил построить довольно просторную и по площади и в высоту: каркас из бревен ошкуренной осины, обшитый толью. Наши дети в ту пору уже стали подростками, и покрывать толью мне помогал Игорь. Конечно, была и дверь и крючок изнутри, и просторные нары, на которых умещалось ночью всё наше семейство, включая Тошу. Также был столик, а в качестве стульев – чурки. Для варки на костре была удобная походная подставка под котелок, а котелка два: один больший для еды, поменьше для чая.

На прогалинах в лесу частенько встречались кусты красной рябины, привлекающей своей красотой. Лариса загорелась:

– Давай выкопаем рябину и посадим у нас!

Взяв лопату, пошли втроём – я, жена и Тоша, искать подходящий для пересадки экземпляр. И вот, у нас на даче своя симпатичная красная рябинка!

Однажды во время очередной моей командировки, жена в субботний день, после проведённого дня на даче вместе с Тошей, решила остаться там заночевать. Когда стемнело, развела небольшой костёр, вскипятила в котелке чай и, ожидая когда остынет, любовалась вместе с нашим дружком звёздами, наслаждаясь ночными запахами притихшего леса. Их растворение в природе нарушил посторонний звук со стороны соседней дачи. Хозяином там был холостой мужчина средних лет, с которым мы, посещая дачу, нормально по-соседски общались. Он тоже весь день был на даче, и, видя, что соседка сегодня одна, решил составить ей компанию… Выходит из темноты – Тоша встаёт, подходит к костру – Тоша ощерился. Сосед с неподдельным удивлением:

– Ты что так меня встречаешь?! Я тебя косточками угощаю, а ты?

И хочет подойти поближе – Тоша негромко рычит…

– Наша собака следит за соблюдением этикета в отсутствие хозяина, – спокойно говорит Лариса. – Может укусить!

– Не ожидал! – хорохорится сосед.

Тоша в угрожающей позе встал вплотную к хозяйке.

– Вам лучше уйти – он не успокоится.

– Что за слово такое – этикет? Пойду, однако.

Так Тоша оберегал наше целомудрие.

Шли годы, и всё было хорошо в жизни нашей собачки, как вдруг в осенний месяц… Уже на улице темно, а Тоши нет! И кругом нигде нет! Может быть задружил? Не появился и на следующий день, и на следующие дни… Решили, что кто-то – нехороший человек поймал и посадил на цепь на своей даче для охраны. О такой практике ходили разговоры. Оставалось только ждать и надеяться…

В январе месяце звонок и стук в дверь квартиры. Открываю… Около дверей какая-то, вернее какое-то собачье существо, грязно-чёрно-коричневое, кажущееся совершенно плоским…

– Это ваша собака! – сообщает соседка напротив.

– Тоша!!

Тоша пошатывающей походкой заходит… Что тут было… Сколько слёз и радости…

– Только не давай с голода много!!

Лариса немного покормила, потом долго отмывала, протирала и уложила отсыпаться…

– С тех пор поведение Тоши стало постепенно меняться. Даже при небольших раскатах грома он пытался забраться под ванну, царапал входную дверь. Обычно, приходя домой на обед, я выпускал его погулять, а потом успевал завести домой. Но пару раз он ни в какую не хотел идти домой, а шёл на некотором отдалении за мной. Пришлось переводить его через дорогу, оберегая от машин, и извинившись перед коллегами по работе, укладывать под свой письменный стол.

Однажды во время своего обеда увидел такую картину. Тоша пытается заскочить в стоявшее около нашего дома такси, а водитель его вытаскивает обратно. Вскоре после этого случая он не вернулся домой ни вечером, ни утром. Был субботний день. Пошёл ещё раз в поиски. Встретил женщину из дома неподалёку от нашего. Спрашиваю:

– Вы не видели мою собаку, с которой я частенько гуляю?

– Видела вчера. Она около завода комбайнов лежит.

У меня сердце в пятки…

– Вы не ошибаетесь?

– Нет, я её часто с вами видела.

Я поблагодарил женщину за её внимание к моей собаке, и понёс это известие домой… Дома взял рюкзак, и с женой на автобусе до комбайнового завода. Идём по тротуару, смотрим… Вот лежит… Подходим – он! Ран не видно. Видно, сбила машина. Как он тут оказался? Ясно, что не прибежал. Может быть, в автобус на остановке заскочил, как тогда в такси?.. Развернул рюкзак, и уложили в него. Вернулись домой, и, с присоединившимся к нам Игорем, поехали на электричке на дачу.

Наша дача. Наша молодая красная рябина. Высаживали её с Тошей. Она помнит. Прими, позаботься о нём. Выкопали яму, на дно набросали еловых веток, опустили Тошу, накрыли еловыми ветками и засыпали…

На следующий год, мы вдвоём на даче. Я чем-то занят. Лариса сообщает, с придыханием:

– Виталий, это Тоша сейчас прилетал – кедровка садилась на нашу рябину и смотрела на меня.

– Успокойся! Будем считать, что это извещение о зачислении нашего любимца в невидимое простым глазом лесное братство!

Виталий ДОРОДНЫЙ,

с. Дзержинское