Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Дзержинское
02 августа, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Дзержинское
02 августа, пн

Я – счастливая учительница

2 июля 2021
47

Мне есть о ком из учителей с благодарностью вспоминать, – вот я и об этом. Скажите, куда следует ручейком человеческий поток во взрослую жизнь? Конечно, в школу.

Я равняю школу с живой водой. Она глубоко жизненна и прекрасна, потому что на ладонях её таланта – дети.

Знаете, бывает я жалею, что не делала записи тех лет, когда впервые «взяла я букварь с волненьем, вступила под школы сень и наступил мой счастливый день». Я стала учительницей! Я правда была горда и счастлива, а мой учительский голос на первом уроке мне казался самой высокой музыкой Земли. А произошёл мой дебют более 50 лет назад.

Направление на работу после окончания учёбы мы с Любовью Николаевной Прокопьевой получили в Манский район. В этих красивейших местах мечтали работать многие студенты. В школу нас привёз инспектор РОНО. «Ну вот, девочки, работать и жить будете в школе. Поздравляю и вручаю вам бесценных 16 учеников».

На пригорке стояло красиво сложенное бревенчатое здание чем-то похожее на церковь. Внутри нас встретили чисто выбеленные, готовые к урокам классы. Детей ожидали светло-голубые парты. Светло и радостно блестели в окнах стёкла. Но торжественность начиналась с него: учительский стол! Я встала за него и мысленно волнительно произнесла: «Здравствуйте, меня зовут…»

А на высоком крыльце уже стояли несколько застенчивых детей. Я обрадовалась, ну вот, я уже счастливая учительница. Это была моя первая школа и первые дети. Через десятки лет я благодарна им. Это они учили меня восхищаться красотой природы, это они учили меня не бояться змей, с которыми они справлялись как с ящерицей, а также лазить по скалам и в немыслимом страхе спускаться с них.

А однажды, совсем не умея плавать, я прыгала по сплавным по реке брёвнам вслед за мальчишками. Новость, что приехали молодые учительницы, быстро разнеслась по деревне. Населяли её эстонцы, говорящие между собой на очень красивом языке. Русский язык для них был вторым языком. С людьми мы подружились через детей. Их язык я быстро стала понимать и здоровалась по-эстонски: «Тэрэ, Тэрэ!» Моё имя в ответ звучало очень красиво с буквы «К» – «Калина».

Наши творческие замыслы, желания с Любовью Николаевной в восприятии природы, в отношении к людям и детям совпали. Все себя мы отдавали работе. Мир школы для нас был широк. Это и труд, и радость успехов, и смех, и судьба, и умение слушать сердцем.

Я – счастливая учительница, потому что меня учили прекрасные учителя. Кому в педагогическом училище повезло слушать уроки педагога Розы Абрамовны, тот реально уяснил суть отношений ученика и учителя: «Учитель должен уметь мыслить головою своего ученика, видеть его глазами, говорить его языком». После такой учительницы мне оставалось лишь одно: стать учительницей.

За основу я считаю два предмета, вернее, две науки, которые необходимы в работе с детьми. Это, прежде всего, психология и педагогика. Искрой божией мне казалась педагог по психологии, опять же в педучилище – Нина Васильевна Кожухова. Вот уж у кого мы учились великодушию, мягкости характера, теплоте отношений «учитель-ученик». Это говорила Нина Васильевна: «Чтобы открыть детское сердце, в руках учителя иногда должны быть золотые ключи». В ней всё было необыкновенно: и душа, и голос, и внешность.

Есть учителя как бы выделенные судьбой. И сколько бы лет ни прошло, память о них лежит в моём сердце не один десяток лет. У них я училась в школе «на горе», там, где сейчас лежит памятный камень в её честь. Вспомните ли вы, кто сейчас входит в класс в том, прошлом времени? Гордая осанка, мягкая походка, как царевна в венце со спокойной улыбкой на красивом лице? На партах учебники по химии, а открыть их попросит Мария Павловна Шевчук. Она никогда не возводила стены между нами и собой. Не помню, почему мне не давалась химия, и я получаю в первой же четверти «2». Отец редко заглядывал в дневник, но если что, гневался очень. Стыдно было, но я попросила Марию Павловну поставить в дневник мне «3». Об этой ситуации никто не узнал – ни родители, ни классная. Думаю, доброта и жалость – это живые свойства учителя.

Мы обожали учителя математики Любовь Васильевну Астафьеву. Она никогда не повышала голос, не сравнивала ни с кем. Однажды почти весь класс не был готов к уроку. Любовь Васильевна читала наши фамилии по порядку. «Не готов, садись, колышек». На переменке мы обнаружили, что «колышки» она поставила не в журнал, а на листок бумаги. У неё был мягкий, чуть смешливый, торопливый голос.

Разные поведенческие ситуации учителей я впитывала в себя как губка, потому что стать учительницей уже хотела с восьмого класса. Я понимала, что можно взять от того или иного учителя в своё будущее, а что исторгнуть из своей памяти и сердца.

В нашем девятом классе учились будущие знаменитости. Моими одноклассниками были Л.И. Грушевская, В. Итыгин, Валерий и Анатолий Опалевы, Е.Г. Тумалёнок, Валентина Ивановна Геенко, Светлана Михайловна Казачонок. Их практически проводили в жизнь района учителя школы «на горе».

Я – счастливая учительница. Счастливая, что у моих детей были такие учителя, как Валентина Дмитриевна Ткаченко. Прямая в слове и мыслях, мудрая. На острие каждого её слова горел солнечный свет. За всё её любили дети и помнят через десятки лет.

Умело вести классное руководство, поправить ситуацию знала как – Надежда Михайловна Владимирова. Ласково её называли «Наша Надёшка». А была в их жизни ещё «наша Зоюшка». С какой меркой звучали эти имена! С любовью.

Мне есть за что благодарить, опять повторяюсь в этом смысле я вновь и вновь счастливая учительница. Это говорю со слов и мнений моих внучек и моего мнения. Как подарок судьбы в их жизни остаются Виктория Викторовна, Елена Геннадьевна, Ирина Александровна.

Сколько счастливых цветовых полей у меня тут было. Но есть ещё одно. И мне это легко сделать. Вера Георгиевна – моя однокурсница. Маленькая, хрупкая Вера Оствальд выделялась в группе строгостью характера, немногословностью, порядочностью. Дружить с Верой хотелось, но слишком она была серьёзная. Эти черты, думаю, помогли ей сориентироваться в работе и руководстве школой.

Ну а я продолжаю жить в профессии, жить школой благодаря внукам. Особенно хочется почувствовать урок. Вот так, всё просто: у кого какое занятие в новой жизни, у кого какая к чему любовь…

Жаль, зрелых мыслей ещё немало с собой придётся забирать.

Конечно, моя исповедь не предмет читательского интереса. А школа, как и земля, слухом пользуется…

Как вкус соли необходим человеку, так и мне школа, живущая рядом со мной.

Галина ШАХОВСКАЯ

Максим Александрович Брюханов
системный администратор