Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Дзержинское
25 октября, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Дзержинское
25 октября, пн

Земля моя, судьба моя: история села Денисова

6 октября 2021
88

При основании сибирских городов документально засвидетельствованы в XVII веке наказы воеводам о приискании земель, пригодных для хлебопашества. «Тут место самое лучшее, угожее для пашен, и скотинный выпуск, и сенные покосы, и рыбные ловли все близко». «Город ставить..., где бы государю было впредь прибыльнее, чтобы пашню завести».

Быстров с женой
Быстров с женой
Быстров
Быстров
Шадрин
Шадрин

Встречались и такие случаи, когда «...острожек поставлен не у места, потому что ...пашенных мест и сенных покосов вблизи нет». Вначале жители острогов заводили в пригородных местах пашни и обрабатывали их наездом. Постепенно за пределами городских укреплений вырастали посады и слободы, жители которых также имели пашни.

Возникавшие неподалёку поселения переселявшихся в Сибирь крестьян основываются как «вольно», так и по «государеву решению». Так, к середине XIX века в Енисейской губернии 674 селения были основаны «вольными», а 104 появились в результате правительственной деятельности.

Выбор места поселения осуществлялся очень тщательно: были случаи, когда «засельщики» меняли место, если оказывалось, что «земля хлеб худо родит». В ходе освоения южных районов Сибири многие крестьянские поселения переместились из более северных.

Политика российского государства при этом строилась на том, чтобы «у ясачных людей (представителей местных народов) угодий не отнимать». Чтобы основать селение, подыскивали подходящую лесную поляну, «елань» по-сибирски, расширяли её, вырубив лес, выкорчевав пни и кустарники. Затем готовили пашню и одновременно рубили жильё. Сеяли вначале немного: «учиняли опыт».

Основателем деревни Денисово являлся, очевидно, Денис Владимиров, который, по рассказам стариков, был переселён в Сибирь из Владимирской губернии. Братья Дениса – Кондрат, Степан и Макар – поселились выше по речке Топольчик и основали соответственно их именам деревни Кондратьево, Степаново и Макарово.

Старики предполагают, что братья Владимировы в какой-то мере были причастны к походам Ермака Тимофеевича, за что они были пожалованы землёй с общей площадью 14 тысяч десятин. Факт пожалования земли подтверждался дарственной грамотой от имени царицы, составленной на древнеславянском языке.

Границы пожалованного земельного участка проходили от Коровьего плёса вверх по речке Топольчик до впадения в неё ручья Убыс. Далее по ручью Убыс километров на 12 в сторону озера Улюколь и оттуда по диагонали до Коровьего плёса. Весь надел, таким образом, представлялся в виде треугольника. Земля же по левую сторону речки Топольчик принадлежала государству, но ею пользовались жители деревень Денисово, Кондратьево, Степаново и Макарово.

Типы застройки селений зависели от многих факторов: времени возникновения, ландшафтных особенностей, ветров, степени родства «засельщиков».

До начала XIX века была более распространена свободная застройка. Эти деревни были раскинувшимися, разбросанными на расстоянии группами строений. Избы стояли как группами, «кучковались по-родственному», «по артельности», по времени подселения, так и отдельно друг от друга. Зачастую при свободной застройке дома могли располагаться группами вдоль озера, реки, тракта и были ориентированы фасадом на южную сторону.

Рядовая застройка – тип улицы из одного ряда домов с подворьями. Такое селение могло тянуться на несколько вёрст.

Уличная застройка – тип улицы из двух рядов домов с постройками, обращёнными фасадами друг к другу.

Деревня Денисово до начала XX века имела рядовую застройку, вытянулась вдоль реки Топольчик. Старая деревня Денисово не была похожа на ту, которую мы знаем теперь. Дома строились часто, окнами во двор. Окна были маленькими и закрывались ставнями с железными засовами. Надворные же постройки – амбары, а иногда и скотные дворы ставились в один ряд с домом, вдоль улицы. Поэтому дом от дома удалены были на более значительное расстояние, чем теперь. Особенно убогими были избы бедняков. В окнах вместо стёкол вставлялись брюшины. Надворных построек бедняки не имели. Вокруг изб зимою наносило большие сугробы снега, засыпало их до крыши.

Деревня была обнесена изгородью, именуемой поскотиной. В поскотине пасся скот без пастухов. На пересечении дорог в поскотине были устроены ворота, в которых стояли привратники (будочники), выделяемые из жителей деревни. Тасеевский тракт в виде грунтовой дороги проходил через наше село.

Ко времени начала Гражданской войны в Сибири в деревне Денисово насчитывалось 58 дворов и около 300 жителей.

Последствия Гражданской войны для многих крестьянских хозяйств и прежде всего для бедняков – участников партизанского движения – оказались очень тяжёлыми: разорённые и сожжённые дотла деревни, разграбленное хозяйство, угнанный скот.

Именно такая ситуация сложилась в селе Денисово в начале 1920 года. Почти все мужчины нашего села вошли в Денисовский штурмовой отряд, на основе которого был сформирован 3 Кавалерийский эскадрон под командованием Петра Яковлевича Быстрова. Денисовцы сражались на фронтах Тасеевской партизанской республики, отличились в Макаровском и Кайтымском боях. Пытаясь сломить сопротивление партизан, белогвардейцы посылали карательные экспедиции, одна из которых дотла сожгла нашу деревню. Жители, спрятавшиеся в тайге, нашли приют в соседней деревне Кондратьево.

Оказавшись в трудной хозяйственной ситуации, крестьяне – участники партизанского движения – стали инициаторами создания сельскохозяйственной коммуны.

Инициаторами создания коммуны были А.П. Владимиров, Е.В. Данилов, И.Н. Данилов, И.Л. Шадрин, М.З. Лупянников, И.П. Макаров и другие партизаны. После решения об организации была объявлена запись желающих стать членами коммуны и обобщить все имеющиеся ресурсы. И старики, и молодёжь с энтузиазмом восприняли инициативу партизан. Все записавшиеся обобщили скот, имущество, инвентарь, словом, всё, что осталось не сожжённым и не разграбленным. Даже деньги, имеющиеся у отдельных коммунаров, добровольно сдавались в кассу коммуны.

Трудно, очень трудно жилось коммунарам первые два года. Во-первых, не было ни жилья, ни надворных построек. Единственным строением в деревне была старая баня «по-чёрному», принадлежавшая Якову Степановичу Владимирову, случайно уцелевшая от пожара. В ней размещались и сельский совет, и совет коммуны, и партийное бюро, и комитет комсомола. Жили коммунары в землянках или шалашах. Хлеб выпекали в «печах», устроенных в песчаном береге реки, в пещерках, вырытых в крутых откосах берега.

Во-вторых, в 1920 году была засуха, плохой урожай. Недоставало хлеба и фуража, приходилось максимально ограничивать продовольственные пайки. Сокращалось поголовье скота. К весне 1921 года в хозяйстве коммуны было только 80 коров, 28 лошадей, 35 овец и 16 свиней. Ощущалась резкая недостача одежды и обуви, а приобрести это было негде и не за что.

Но все трудности постепенно преодолевались. Так, под руководством И.Р. Озерникова была создана бригада плотников, которая начала строить дома и скотные дворы. Дома приобретались коммуной в соседних деревнях и перевозились в Денисово. Так деревня постепенно начинает возрождаться. Но первая улица, впоследствии названная Центральной, строится вдоль реки. На этой улице сохранились дома, построенные первыми: общежитие коммунаров, столовая и другие. Первые индивидуальные дома – крохотные избушки, построенные напротив больших зданий коммуны.

Коммуна укреплялась, богатела, всё больше семей могли строить собственные дома, и улица разрасталась. В настоящее время её протяжённость около километра.

Сразу после восстановления народного хозяйства до размеров довоенного уровня правительство выдвинуло задачу укрупнения мелких колхозов, ибо только в крупном хозяйстве возможно более полно и экономно приобретать и использовать современную технику и внедрять научные достижения. В соответствии с этой задачей Денисовский колхоз в 1950 году объединился с Максимовской сельхозартелью «Коминтерн» и стал именоваться сельхозартелью имени Будённого.

В 1955 году к колхозу имени Будённого присоединился колхоз «Верный путь» (д. Сельчуки). Весной 1958 года к колхозу имени Будённого присоединилась сельхозартель «Путь земледельца» деревни Кондратьево. Таким образом, к весенней посевной кампании 1958 года колхоз имени Будённого объединял четыре деревни: Денисово, Кондратьево, Сельчуки, Максимовку, с общим массивом земли около 15 тыс. га, в том числе около 9 тыс. га сенокосных угодий. Количество пашни увеличилось до 6 127 га.

Центральной усадьбой колхоза после его укрепления остались усадьба и строения бывшей Денисовской коммуны, а название объединённого колхоза стало «Коммунар».

К концу 50-х годов прошлого столетия колхоз «Коммунар» имел на своей территории одну восьмилетнюю и три начальные школы, три клуба, избу-читальню, библиотеку, стационарную киноустановку, два радиоузла, медицинский пункт, почтово-телефонную станцию. Соответственно, выросла и численность населения. Вместо одной в селе Денисово теперь шесть улиц и три переулка.

Но по-прежнему самой большой остаётся улица Центральная, с которой началось возрождение села. В шестидесятые годы XX столетия улица Центральная переименовывается в улицу имени Петра Яковлевича Быстрова, командира партизанского эскадрона, бывшего председателя Денисовской коммуны. С 1920-х по 1937 год П.Я. Быстров жил в доме, расположенном ныне по ул. Быстрова, 29, который сохранился до сих пор. Дом построен в начале 1920 годов. Пятистенный, бревенчатый, рублен в «обло». Крыша двускатная, покрыта шифером. На доме установлена мемориальная доска, которая закрыта растущим возле дома деревом. Во дворе – хозяйственные постройки. Двор огорожен забором с калиткой и воротами из досок. Возле дома – палисадник, обнесенный штакетником. В 1970 годах на доме, где он жил, была установлена мемориальная доска из серого мрамора с высеченным текстом: «Здесь жил Быстров Пётр Яковлевич, командир партизанского эскадрона, председатель Денисовской коммуны».

Пётр Яковлевич Быстров (1893 – 1937) – активный участник партизанского движения в Дзержинском районе в 1918 – 1920 гг., командир 3-го эскадрона 1-го Советского Кайтымского полка партизанской армии Северо-Канского фронта, участник многих боёв партизан с колчаковцами. П.Я. Быстров изображён под своим именем в романе Зазубрина «Два мира», посвящённом событиям Гражданской войны в Сибири. С января 1920 по 1922 год П.Я. Быстров в Красной Армии, командир эскадрона связи при штабе 30-й дивизии 5 армии, участник боёв с Врангелем и бандитами Махно. В 1922 году демобилизовался из Красной Армии, вернулся в Денисово, был председателем Денисовской коммуны. В 1937 году П.Я. Быстров был необоснованно репрессирован. Расстрелян в г. Красноярске. Реабилитирован в 1957 году.

Улица, построенная параллельно улице Быстрова (Центральной), названа именем другого героя Гражданской войны – Ивана Леонтьевича Шадрина, также являвшегося командиром эскадрона партизанской армии, бывшим председателем Денисовской коммуны. В 1922 году жил в доме, расположенном по улице Быстрова, 39. Это деревянный одноэтажный дом, прямоугольный в плане. Крыша четырёхскатная, кровля из шифера. Окна обрамлены резными наличниками. На доме укреплена мемориальная доска из светло-розового мрамора с текстом: «Здесь жил Шадрин Иван Леонтьевич, командир эскадрона партизанской армии, председатель Денисовской коммуны».

Иван Леонтьевич Шадрин (1892 – 1932) родился в д. Денисово Рождественской волости (ныне Дзержинский район) Канского уезда Енисейской губернии в крестьянской семье. Ещё в юные годы он сблизился с ссыльными большевиками. В 1914 – 1917 годах Шадрин – на фронтах первой мировой войны. Георгиевский кавалер. В дни Октябрьской революции И.Л. Шадрин встал на сторону большевиков. В начале 1918 года вернулся на родину в Денисово.

В начале Гражданской войны И.Л. Шадрин – один из активных организаторов антиколчаковской борьбы местных крестьян, участвовал в организации партизанского отряда. Поддерживал тесную связь с будущими руководителями Тасеевской партизанской республики – В.Г. Яковенко, Е.К. Рудаковым, Н.М. Будой, Ф.А. Астафьевым. В январе 1919 года он был избран партизанами д. Денисово командиром сформированного эскадрона. В августе 1919 года на Армейском съезде Тасеевской республики И.Л. Шадрин избирается членом Совета народного хозяйства Северо-Канского фронта. Участвовал во всех крупнейших боях партизан с белогвардейцами. С 1920 по 1922 год И.Л. Шадрин – в Красной Армии, участник боёв под Тайшетом, Нижнеудинском, Иркутском, сражался в рядах 30-й дивизии с Врангелем и Махно. Необоснованно репрессирован в 1932 году. Посмертно реабилитирован 30 декабря 1960 года.

Таким образом, в нашем селе есть улица с памятными историческими местами. На ней расположены все постройки Денисовской коммуны, на ней стоят дома, в которых жили герои Гражданской войны, и мы ходим по тем же дорогам, по которым ходили они. Можно сказать, что эта улица сама является музеем – музеем под открытым небом.

Альбина ФАНДО,
с. Денисово